Каждая новая волна COVID-19 стоит России 1% ВВП — Алина Розенцвет

Алина Розенцвет

МОСКВА, 5 июл — ПРАЙМ. Россия и мир переживают уже третью волну пандемии: каждая новая вспышка коронавируса стоит российской экономике 1% ВВП, заявила генеральный директор Национального рейтингового агентства (НРА) Алина Розенцвет. В интервью агентству «Прайм» она рассказала, какую грамотность населения нужно повышать, при каком условии рубль может укрепиться к доллару, на сколько подорожает бензин при нефти 100 долларов за баррель и как вырастут ставки по ипотеке. Беседовала Светлана Орлик.

— Оцените корректировку программы льготной ипотеки на жилье в новостройках. Как это отразится на объемах выдач ипотеки?

— Корректировка программы ограничит активное участие в ней регионов, где средняя стоимость жилья превышает 3,5-3,7 миллиона рублей. При стоимости жилья выше этих значений заемщику придется использовать больше собственных средств, а первоначальный взнос существенно превысит 15-20%. Стоит отметить, что потенциал программы льготной ипотеки в связи с резким ростом стоимости жилья на первичном рынке был исчерпан еще в 2020 году. Ограничение участия в программе таких крупных регионов как Москва, Московская область и Санкт-Петербург приведёт к охлаждению общероссийского рынка как по количеству выдач, так и по объему выданных кредитов, что уже видно из статистики. А перенаправление ресурсов в сторону регионов, в которых не было ажиотажного спроса на льготную ипотеку, является плюсом в достижении ключевой цели этих программ — обеспечения населения жильем.

При этом продолжает действовать программа «семейной ипотеки», где лимит кредита остается на прежнем уровне в 12 миллионов рублей, и которая в значительной степени отвечает задаче повышения доступности жилья для семей с детьми, ограничивая инвестиционный спрос.

— Какую среднюю ставку к концу года вы прогнозируете?

— Что касается процентных ставок по ипотеке, то на них в большей степени влияет рост инфляции и повышение ключевой ставки. По оценкам НРА, ипотечные ставки вне льготных программ к концу года составят порядка 9,5 — 10,5%. Это произойдет вслед за ростом ставок по вкладам и остальным привлекаемым банками ресурсам.

— Звучат прогнозы, что выдачи ипотеки в этом году побьют рекорды прошлого года. Вы согласны с такими оценками?

— Потенциал очень высокого роста ипотеки уже исчерпан. И в этом году выдачи покажут более низкие темпы. Связанно это не только с увеличением ставки и отказами от льготной программы в прежнем формате, но и со снижением спроса со стороны населения. Те, кто испытывал острую потребность в жилье и готов был его взять в ипотеку, это уже сделал в период достаточно низких ставок. Это — во-первых.

Во-вторых, реальные располагаемые доходы населения продолжают демонстрировать снижение. Платежеспособный спрос будет ограничен, население не сможет так активно заимствовать. Кроме того, Банк России в рамках своих пруденциальных требований ужесточил надбавки за выдачу ипотеки с низким первоначальным взносом, ограничивая таким образом аппетит банков к риску. Это тоже повлияет на объем выдач ипотеки, поскольку не так много людей способны накопить достаточно приличный первоначальный взнос. А банки в текущих условиях вряд ли будут жертвовать капиталом для того, чтобы выдавать довольно рисковую ипотеку. Ипотека с низким первоначальным взносом — это достаточно приличный риск.

Мы ждем, что объемы выдач ипотеки по итогам 2021 года составят 3,7-3,9 триллиона рублей.

— Повысит ли Банк России ключевую ставку на ближайшем заседании, и какой она, по вашим прогнозам, будет к концу года?

— Дальнейшее увеличение ставки зависит от того, как будет развиваться ситуация с инфляцией. А она уже прилично вышла за пределы таргета и нарастает примерно на 0,2% еженедельно. Банк России говорит о нейтральной денежно-кредитной политике, но, по сути, она уже приближается к жесткой. Мы предполагаем, что на следующем заседании также будет повышение ставки, возможно, что опять на 0,5 процентного пункта.

В дальнейшем мы ждём еще несколько раундов повышения ставки. Однако, в конце этого — начале следующего года, по мере обуздания инфляции, возможно и начало процесса снижения ставки. К концу года, мы ожидаем, что ключевая ставка составит порядка 6,5% годовых.

— Насколько повышение ключевой ставки увеличит привлекательность вкладов для граждан? Не потеряют ли они интерес к фондовому рынку?

— Я думаю, что те, кто имел удачный опыт на фондовом рынке — а такие в прошлом году были и будут в этом, я думаю — вряд ли передумают. Такие инвесторы скорее будут наращивать свои вложения именно в этот инструмент до тех пор, пока ставки по вкладам не будут превышать инфляцию хотя бы на 1,5 процентного пункта. Что же касается притока новых частных инвесторов, то увеличение депозитных ставок будет останавливать осторожную часть вкладчиков от того, чтобы переводить свои деньги с депозитов в инструменты фондового рынка или пенсионные, страховые программы.

— Когда ставки по вкладам превысят инфляцию хотя бы на 1,5 процентного пункта?

— Если смотреть на начало этого года, то ставки превышали инфляцию и ключевую ставку. А сегодня они пока эти показатели не догнали, хотя двигаются в сторону повышения. На мой взгляд, вряд ли ставки по вкладам в ближайшей перспективе будут существенно превышать инфляцию и ключевую. Это связано с тем, что пока рынку не совсем понятно, куда двинется тренд, а привлекать сегодня средства населения по высокой ставке — это значит в стратегической перспективе сокращать себе маржу. НРА прогнозирует, что на конец года средние ставки по вкладам крупнейших банков, привлекающих средства физлиц, не превысят 5,5% — 6% годовых.

— А инфляцию какую ждете по итогам года?

— Инфляция по итогам года, по прогнозам НРА, будет в районе 6-6,5%. Уверены, что действия Банка России и восстановление экономики позволят сдержать темпы роста инфляции в текущих пределах.

— Какие у вас прогнозы по курсу рубля? Будет ли доллар стоить сто рублей?

— Сто рублей доллар не будет стоить, если не произойдет существенных геополитических потрясений. Если отношения с США стабилизируются, то мы ожидаем, что курс доллара в ближайшей перспективе будет колебаться в пределах 71 — 73 рублей. В то же время есть большая вероятность, что ФРС США будет работать на повышение стоимости доллара. В этой ситуации можно ожидать небольшое ослабление курса осенью до 74 — 76 рублей за доллар.

Если все-таки геополитическое давление будет усиливаться, но некатастрофично, то мы ждем ослабление рубля до 78 — 82 рублей за доллар. Но не более того. Никаких сто рублей за доллар не прогнозируется. Второй фактор, влияющий на курс, — это цены на нефть. Пока они работают на рубль. Мы ожидаем, что цена на нефть марки Brent будет сохраняться на уровне 58 — 65 долларов за баррель, немного ниже текущих значений, но этого вполне достаточно для того, чтобы рубль был достаточно крепким. Цены на нефть марки Urals очень сильно коррелируют с ценами на нефть эталонных сортов, но как правило несколько ниже. Поэтому прогноз НРА на цены нефти марки Urals 54-62 доллара за баррель.

Косвенно влияние на курс рубля может оказывать и динамика ВВП, на которую в свою очередь существенно влияет ситуация с коронавирусом. Каждая новая эпидемическая волна стоит России, по оценкам НРА, 1% ВВП. Поэтому важно, какими темпами будет идти вакцинация, какими темпами будет расти число зараженных вирусом. Если государству удастся повысить не только финансовую грамотность населения, но и медицинскую, то это положительно скажется на экономике страны.

— Если США решат расширить санкции на госдолг РФ на вторичное размещение, что будет с курсом рубля?

— В первую очередь санкции влияют на иностранных инвесторов, их сейчас на российском рынке порядка 18%. Это не такая значительная доля, как в былые времена, когда она превышала 50%. Речь идет обо всех — не только о тех, которые покупают бумаги на первичном рынке, санкции на который уже вступили в силу.

В случае введения ограничений на вторичное размещение, на наш взгляд, критичного удара по российской экономике не произойдет. В то же время вряд ли такого рода санкции против России будут введены.

— Что будет с рублем по отношению к евро? Укрепится ли евро в результате ухода от доллара в структуре ФНБ?

— Мы не делали прогнозов по точному кусу евро, обычно здесь играют роль прогнозы по мировому соотношению доллар — евро. Пока оснований для того, чтобы это соотношение существенно поменялось, мы не видим. Что касается ФНБ, то такое движение может вызвать укрепление евро по отношению к рублю, но в то же время это не произойдёт в один момент, а будет растянуто по времени.

Теоретически изменение ФНБ может привести к укреплению рубля по отношению к доллару, поскольку спрос на доллары со стороны государства резко снижается. Рубль может укрепиться до 65-68 рублей за доллар. Но опять же, слишком много факторов действуют разнонаправлено, и нельзя сказать, какой из них сыграет в большей степени на укрепление или ослабление курса. Геополитическая премия, колебания цен на ключевые экспортные товары и риски ужесточения ограничительных мер будут оказывать более серьезное влияние на курс, чем возможное изменение ФНБ.

Нам нужно просто понимать, что ставки по евро в еврозоне отрицательные, и депозиты в евро точно в нашей стране не будут приносить доход. Мне кажется, не нужно делать резких движений и менять сбалансированный портфель из разных валют (доллар, евро, рубль и другие) в сторону какой-то одной. Это влечет за собой риск если не потери средств, то потери доходности.

— Какие темпы роста экономики России вы ждете в текущем году?

— В базовом сценарии НРА ожидает, что российская экономика вырастет на 2-2,5%, этот прогноз включает в себя реализацию рисков третьей волны коронавируса летом 2021 года. Однако, если за третьей волной летних ограничений последуют и более жесткие осенние ограничения, экономика может вырасти в пессимистическом варианте только на 0,5-1,5%. Факторов неопределенности очень много, и это не только коронавирус, но и геополитика. Все аналитики стараются опираться на экономические факторы, делая поправки на геополитические риски.

— А что будет с ценами на бензин в России в ближайшее время?

— Мы считаем, рост внутренних оптовых цен на бензин существенно сдерживается переносом на более поздние сроки плановых ремонтов и созданием запасов топлива. В случае взрывного роста цен, вызванного подорожанием нефти, власти могут ужесточить экспортные процедуры вплоть до временной отмены экспорта топлива, а также заключения соглашений с нефтяниками о максимумах региональных оптовых цен. Кроме того, мы ожидаем изменений параметров демпферного механизма. Также, может быть увеличен норматив продаж топлива на бирже, который сейчас составляет 11%. В связи с этим рассматриваем два сценария. Если меры государственного регулирования будут действительно эффективны, а цена на нефть будет снижаться во второй половине 2021 года, то за год цены на бензин вырастут в пределах 10-12%. При втором сценарии мировые цены на нефть будут расти до 100 долларов за баррель, а меры государственного регулирования сработают недостаточно эффективно. В этом случае рост цен на бензин в годовом выражении может составить 20-25%. Однако пока НРА считает базовым первый сценарий.

— Оцените кампанию по оздоровлению банковского сектора в этом году — какие игроки покидают рынок? Как на расчистку рынка повлияла пандемия?

— Если посмотреть последние отзывы лицензий, то в основном они не были связаны с финансовым положением банков. Игроки, которые принудительно ушли с рынка, преимущественно не выполняли требований «антиотмывочного» законодательства, то есть были вовлечены в расчеты между физическим лицами и нелегальными казино, букмекерскими конторами.

Мы не ждем существенного ухудшения финансового положения банков, несмотря на довольно нестабильную ситуацию. Больше того, часть наших прогнозов, которые мы делали в прошлом году по просрочкам по портфелям, не оправдались. Все-таки и компании, и население достаточно хорошо преодолели сложный период, в том числе благодаря государственным программам поддержки. Давать же конкретные оценки и прогнозы об уходе банков с рынка со стороны рейтингового агентства, на мой взгляд, не этично и не профессионально. Мнение независимых аналитиков воспринимается населением зачастую как руководство к действию, формируются ненужные никому ожидания, которые сами по себе могут негативно влиять на банки.

— Какую прибыль банки получат за 2021 год?

— НРА прогнозирует около 2 триллионов рублей чистой прибыли по итогам 2021 года. Пока не видится, что банки будут вынуждены создавать большие резервы. Они научились грамотно реструктуризировать кредиты не только по государственным программам, но и по собственным, обеспечивая таким образом возврат заемщиков к необходимому уровню платежеспособности. Кроме того, банки в последние годы совершенствовали свою риск-политику, в том числе и благодаря усилиям Банка России. И само население, и предприятия стали более дисциплинированными, с точки зрения платежей по своим кредитам. Так что существенного ухудшения качества портфелей не произошло, и соответственно, прибыльность банков, с нашей точки зрения, будет довольно неплохой. Кроме того, кредитные ставки будут расти быстрее, чем депозитные, и таким образом маржа кредитных организаций немного расширится.

С другой стороны, прибыль банков может уменьшиться в случае сохранения или даже роста аппетита к выдаче потребительских кредитов и ипотеки с низким первоначальным взносом. Все-таки уровень закредитованности населения довольно высок, а существенного роста доходов пока не видно. В погоне за доходностью некоторые банки, которые не имеют качественную систему риск-менеджмента, могут столкнуться с проблемой ухудшения качества портфеля.

— Оцените меры защиты неквалифицированных инвесторов в России. На ваш взгляд, насколько оправдано «закручивание гаек» ЦБ на инвестрынке?

— Стоит направлять усилия на то, чтобы инвесторы шли на фондовый рынок, на то, чтобы они покупали более интересные продукты, нежели оформляли простой депозит. Ставки по вкладам сейчас, если взять максимальную среднюю ставку по крупнейшим банкам, уже не только ниже инфляции, но уже ниже ключевой. Возникает вопрос о целесообразности размещения денег на депозитах. Речь идет уже не о преумножении средств, а просто об их сохранении. Поэтому людям, которые ищут альтернативные пути, необходимо давать возможность вкладывать в интересные инструменты. Другой вопрос, как осуществляется их продажа.

Практика, когда банки или профессиональные участники рынка ценных бумаг не информируют клиента о том, что он покупает, должна жестко караться. Человек должен понимать, чем он рискует, когда он вкладывает во что-то отличное от депозита. На добросовестных участников рынка усиление регулирования и контроля со стороны Банка России никак не должно повлиять. Скорее, это наоборот выровняет конкурентное поле с игроками, действующими нечестно. Я считаю, что ЦБ задан абсолютно правильный тренд, однако для развития этого рынка важно, чтобы и существенных препятствий на пути грамотного потенциального инвестора не создавалось.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть