Виновницу аварии в Москве арестовали под давлением общественного мнения

Обвиняемая в ДТП, в котором погибли двое детей, Валерия Башкирова подала жалобу на свой арест. Жалоба будет рассмотрена Мосгорсудом 4 августа.

Виновницу аварии в Москве арестовали под давлением общественного мнения

Примечательно, что адвокаты, юристы и некоторые правозащитники сомневаются в законности ее ареста. В то же время в соцсетях постоянно звучат требования применить к ней самые жесткие меры. Вплоть до высшей. Когда наше общество переступило черту в своих резких оценках? Когда уровень наказания стал определяться под давлением коллективного мнения? Разберем на примере трех преступлений, которые произошли в Москве. Но начнем мы именно с последнего преступления.

18-летняя девушка сбила насмерть двух детей на пешеходном переходе в Солнцеве. Она двигалась по своей полосе. Но на беду дорога с двумя полосами для движения. Автомобиль, что ехал по правой полосе, начал останавливаться, но девушка не обратила на это внимания. Нельзя утверждать, что она смотрела в этот момент в смартфон. Это ничем не доказано. Она была трезва, и это уже доказано. Были и иные факторы, которые могли повлиять на ДТП.

На видео зафиксировано, как она, не снижая скорости, проезжает пешеходный переход.

Через переход идет семья. Девушка не выполнила требования Правил дорожного движения. Согласно пункту 14.2, если перед нерегулируемым пешеходным переходом остановилось или снизило скорость транспортное средство, то водители других транспортных средств, движущихся в том же направлении, также обязаны остановиться или снизить скорость. Именно этого она и не сделала. В соседнем ряду как раз автомобиль остановился, чтобы пропустить пешеходов. Он загораживал ей видимость. Но согласно правилам она должна была тоже сбросить скорость.

В итоге — два сбитых насмерть ребенка. И тут же во всех возможных рупорах — требование ее четвертовать, лишить прав пожизненно и расстрелять после сожжения.

Увы, все эти методы достойны XIX века. Однако давайте разберемся, в чем повинна эта девочка? Не прошло года с момента, когда она получила права. Выходит, в автошколе ее не научили проезжать нерегулируемые пешеходные переходы и быть готовой к такой ситуации.

Не раз говорилось, что нерегулируемый пешеходный переход на дороге, где более одной полосы для движения в одном направлении, — это ловушка. В данной ситуации ловушка сработала.

Кроме того, как выяснилось, местные жители не раз обращались в управу с просьбой установить у этого перехода искусственные неровности и получали отказы. "Лежачие полицейские" установили на следующий день после трагедии.

Теперь о пешеходах. Почему родители отпустили детей перебегать дорогу впереди себя, не убедившись в безопасности? Наземный пешеходный переход — это не огражденная со всех сторон бетонными стенами территория. На самом деле виновников у этой аварии множество. Но все накинулись именно на 18-летнюю девушку, которая, по сути, и так на всю жизнь уже наказана.

Что происходит далее? Далее суд назначает ей домашний арест. И снова поднимается волна, что таких преступников надо сажать. И когда в больнице умирает второй ребенок, суд с подачи прокуратуры и следователей назначает ей арест уже в СИЗО.

Как поясняет адвокат Сергей Радько, изначально ей предъявлялась часть 3-я статьи 264 Уголовного кодекса. Потом, после смерти второго ребенка, ей вменили часть 5-ю этой статьи. Но и то и другое преступление считаются преступлениями средней тяжести. То есть требования к мере пресечения от переквалификации статьи не изменились. Она по-прежнему не имела судимости, по-прежнему не могла и не собиралась сбегать или укрываться от следствия. И тяжесть преступления, вменяемого ей, не изменилась.

По всей видимости, арест ей назначен на волне общественного резонанса, считает Сергей Радько. Ни тяжесть, ни обстоятельства, которые сопутствовали вынесению решения, не указывали на его объективность. Напомним, что Михаил Ефремов, подозреваемый в совершении тяжкого преступления, до суда пребывал под домашним арестом. Но это не единственный и не первый случай, когда общественное мнение влияет на суды, а также на следователей и прокуроров.

Напомним историю с блогером Билом. Ему в конечном итоге назначили ограничение свободы на два года, а также лишение прав на три года. А сейчас прокуратура обжаловала это решение в связи с чрезвычайной мягкостью наказания.

Но стоит напомнить, что Бил извинился перед пострадавшими, постарался компенсировать вред, признал свою вину, заключил соглашение с пострадавшей. Даже пострадавшая написала заявление о том, чтобы в его отношении прекратили уголовное дело. Однако ни следствие, ни прокуратура, ни суд это ходатайство не учли. Хотя Верховный суд не раз указывал, что если требования статьи 76 УК выполнены, то никто не может отказать в примирении сторон.

Как поясняет Сергей Радько, суды часто даже не по столь резонансным делам утверждают, что назначить наказание или удовлетворить примирение сторон — это их право, а не обязанность. Хотя Верховный суд считает иначе. Поэтому, кстати, и кассационные суды поддерживают примирение сторон, если все требования 76-й статьи УК выполнены. Как считает юрист Сергей Смирнов, эти случаи — показатель слабости судебной системы и ее зависимости от общественного мнения.

Закон суров, но он гораздо терпимее и милосерднее, чем общество, а также те, кто должен его применять

По мнению защитника прав автомобилистов Петра Шкуматова, если бы в соцсетях требовали соблюдения закона в отношении виновников таких ДТП, это было бы нормально. Но требуют наказаний, которые выходят за рамки законодательства. Все это напоминает Средневековье с призывами сжечь на костре.

Как считает автообозреватель "Вести FM" Игорь Моржаретто, девочка, конечно, виновата. Но ее должны судить строго по закону. А суд пошел на поводу у общественного мнения. Ведь в соцсетях устроили настоящую травлю. Что же касается блогера Била, то, по мнению Игоря Моржаретто, шанс для примирения сторон всегда надо оставлять. Если человек осознал свою вину, компенсировал ущерб и потерпевший не возражает, то почему бы нет. Это лучше, чем он будет сидеть, а пострадавшая останется инвалидом.

Но если наиболее активная и агрессивная часть общества призывает к самым жестоким карам, это вовсе не означает, что судьи и правоохранители должны идти на поводу у них и забывать, что существует закон. Закон суров, но, как оказывается, он гораздо терпимее и милосерднее, чем общество, а также те, кто должен его применять.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть